Слежка в сети. Денег нет, но вы держитесь

Слежка в сети. Денег нет, но вы держитесьПадение уровня жизни беспокоит россиян, но не тревожит власти.

Те уже придумали как заткнуть растущее недовольство: снизить акцизы на водку, пополнить бюджет, а деньги пустить на строительство цифрового концлагеря. Надо же наблюдать за непьющими и недовольными. Что они там говорят о власти, системе, кризисе?

Российская элита дала наказ ФСБ разработать способы расшифровки всего трафика сети в режиме реального времени. Теоретически, зоркому глазу цифрового Старшего Брата не должны мешать ни современные средства криптографии, ни TOR, ни VPN, ни что-либо другое. Это с точки зрения власти. Реальность, конечно, не такая. Для дешифровки такого количества трафика понадобились бы тысячелетия или принципиально новые компьютеры.

Поэтому на первых порах электронный концлагерь будет работать по списку ключевых слов, хотя очевидно, что слежка будет вестись также за «неблагонадежными элементами». В конце концов, террористы нынче не те, что в начале двадцатого века или в Италии семидесятых. Тогда самодельная бомба могла угодить в царского чиновника или крупного бизнесмена, начальника жандармерии или руководителя политической полиции. Это был левый террор бедных против богатых и поэтому простые люди частенько симпатизировали террористам.

Нынешний терроризм не такой. Гибнут в основном простые люди и, что (не) удивительно, террористические акты превращаются в повод закручивания гаек в тех областях, которые никак с этим терроризмом не связаны. Вот, к примеру, дешифровка интернет-трафика для выявления террористов. Да спросите у любого школьника, он вам за две минуты укажет профили в социальных сетях вербовщиков ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), покажет их пропагандистские видео-ролики и даже даст ссылку на срач в твиттере между агентом ЦРУ и членом ИГИЛ. Для борьбы с этими террористами вовсе не надо следить за каждым пользователем интернета, нарушать конституцию, презумпцию невиновности и неприкосновенность частной жизни.

Или список ключевых слов. Ну, хотя бы, слово «бомба». Что, силы ФСБ не на что больше потратить кроме как на дешифровку трафика несчастного мужа, который изменил жене с любовницей и пишет своему другу о том, что она, любовница, настоящая бомба в постели? Нет, понятно что изменять за спиной нехорошо, но это же не проблема государственной безопасности! Или у нас все проблемы давно решены, в бюджете профицит на триллионы евро и просто деньги больше потратить некуда? Настоящие причины слежки в интернете совсем другие.

Кризис и интернет

Нынешняя волна кризиса радикально отличается от событий 2008 года. 8 лет назад России действительно удалось стать тихой гаванью в океане экономического шторма. Не столько из-за умелого руководства, сколько из-за наличия стабилизационного фонда и высоких цен на нефть все предыдущее десятилетие. Было что проедать.

Запасов было не так чтобы много, но пару лет продержаться на них получилось, а там и первая волна закончилась. Экономический рост в России, конечно, замедлился, но не остановился. Сегодня доходы граждан падают и в абсолютных и в относительных цифрах.

Так, Андрей Клепач, главный экономист Внешэкономбанка заявил буквально следующее:

Мы с 90-х годов такого шока не имели. Мы не можем быть нормальной, устойчивой, благополучной страной, если у нас и учитель, и ученый, и врач получают существенно ниже чем в среднем по экономике в целом

За один только январь 2016 года средняя зарплата в реальном выражении уменьшилась более чем на 6%. Реальное падение еще выше. Дело в том, что говоря о средней зарплате наши экономисты имеют ввиду среднее арифметическое. Это как в том анекдоте: один ест капусту, другой — мясо. В среднем, оба едят голубцы.

Если смотреть среднюю медианную зарплату (такую, при которой 50% населения получают больше и 50% меньше), она окажется существенно ниже. Приблизительно, 14 тысяч рублей. Но даже это не все: доля населения с доходами меньше прожиточного минимума продолжает расти и пока конца этому не видно. 2015 год ознаменовался рекордным падением за последние 16 лет.

Вдумайтесь только в цифры: в последнем квартале 2015 года 14,4 миллиона человек имели доход ниже прожиточного минимума, а в первом квартале 2016 их уже 22,7 миллиона человек! И это только официальные данные. Есть еще те, чей уровень дохода ненамного превышает официальный минимум. Да и, в самом деле, положа руку на сердце: можно ли сказать что человек с доходом, хотя бы 25 000 не бедный? А ведь, формально это низший средний класс!

Падение доходов, уровня и качества жизни стремительно возвращают страну к состоянию девяностых что означает две вещи:

  1. Провал путинской стабильности. Нулевые вообще прошли под знаком негласной договоренности между властью и обществом. Первые обещают не продолжать рыночные реформы, обеспечить минимальный уровень жизни, а вторые обязуются не выступать против власти.

    Благодаря высоким ценам на нефть соблюдать соглашение было нетрудно. Конечно, и первые и вторые его нарушали (одни только планы монетизации льгот для пенсионеров чего стоят!), но в целом своеобразный классовый мир имел место.

    Дешевая нефть, мировой кризис и нарастание межгосударственных противоречий (в первую очередь центр-периферия) отменяет негласное соглашение. Классовая война, казавшаяся позабытой за время стабильности и потребительского бума дает о себе знать с новой силой. Пока что это террор богатых по отношению к бедным, но ведь и ответка может прилететь. И очень скоро.

  2. Нарастание низового сопротивления. Говоря о нем я не имею ввиду всяких несогласных, «актуальных художников» и прочих креативных. Говоря о низовом сопротивлении я имею ввиду огромное большинство людей.

    Сопротивление даже на индивидуальном уровне, неорганизованное и хаотическое мешает неолиберальным реформам. Последний случай — провал легитимизации с помощью выборов. Большинство просто проигнорировало этот цирк с клоунами и правильно сделало. Теперь всегда можно говорить что наш парламент нелегитимный, народ их не избирал, а значит депутаты не представляют интересы россиян. Свои собственные — да. Но не россиян.

    А ведь есть еще много других способов пассивной борьбы. Хотя бы, саботаж на рабочем месте или обличение рынка как системы.

Для предотвращения последнего и нужна слежка в интернете. Где, как не в сети, можно найти удобную трибуну для высказывания собственных мыслей, в том числе, на политические темы? Эту свободу и собираются обуздать, а к наиболее ретивым применить репрессии.

На это деньги есть. И немалые. Хранение всего интернет-трафика на протяжении полугода, расшифровка в режиме реального времени, тотальный контроль и электронное досье на каждого удовольствие не из дешевых. Это было бы дорого даже в середине нулевых с потоком нефтедолларов, а теперь сумма и вовсе неподъемная. Вот ее-то и надо где-то найти. Где?

Очевидно, бюджет (читай: общаг богачей) пополянется двумя способами: продажей на мировом рынке и сбором налогов. Но чтобы продать что-нибудь сначала нужно это сделать (ну, или украсть). С этим у эффективных собственников проблемы. В отличии от заокеанских партнеров, которые все-таки ориентировались на создание материальных или культурных благ, наши богачи сделали капитал на приватизации государственной собственности. То есть, на воровстве. Но ведь воровать нельзя до бесконечности. Рано или поздно, но запасы кончаются. Вот тут-то и выясняется, что делать наши богачи ничего не умеют и не хотят.

Правда, теперь взгляды корпоративных менеджеров устремились на здравоохранение, почту, образование и остальные социально важные сферы, до сих пор находящиеся под управлением государства. Если это приватизировать (читай: своровать), то действительно можно сэкономить деньги. Во-первых, из бюджета не будут тратиться даже те копейки, что выделяются сейчас, а во-вторых, в карманы богачей потекут потоки денег. Учиться и лечиться-то населению все равно придется.

Но даже этих денег недостаточно для инфраструктуры. Нужно еще. Вот поэтому в России 2016 года вводится много новых интересных налогов одновременно с отменой социальных обязательств. Людям придется не только учиться и лечиться за деньги, забыть о льготах малообеспеченным слоям населения, но и платить рыночный налог на землю вместо символической платы и даже оплачивать безработицу. О последнем надо сказать отдельно.

Само по себе тунеядство, конечно, плохо. Пока общество нуждается в труде, паразитов терпеть не надо. Но, во-первых, главные паразиты скрываются в правительстве и на руководящих должностях корпораций, а во-вторых, налог на тунеядство это обязанность. Она должна отражаться в виде права. Иначе просто абсурд получается.

Скажем, обязанность не воровать это право не быть обворованным, обязанность не убивать это право на жизнь, обязанность не мошенничать это право не быть обманутым, обязанность трудиться это право на достойный труд в соответствии со способностями. Если никто этого права не гарантирует, а человек выбрасывается в рыночную стихию, о каком налоге на тунеядство можно говорить?

В общем, дефицит бюджета (общака богачей), вызванный неумелым управлением компенсируется деньгами населения. Там отнимут, тут заставят заплатить, там снимут льготы, тут повысят цены, вот и готов новый бюджет с новыми национальными проектами.

О прежней интернет-свободе надо забыть. Теперь всюду натыканы вышки, следящие устройства и цифровые стукачи. Поэтому каждый пользователь должен себя максимально обезопасить. Причем, акцент меняется. Если раньше приходилось опасаться хакеров (или «хакеров»), вирусов и прочих вредоносных программ, теперь угрозу представляет правительство и сотрудничающие с ним провайдеры.

Защита от цифрового Старшего Брата

Сначала немного теории. Любое подключенное к интернету устройство наделяется сетевым адресом. Это IP. Помимо IP есть еще MAC-адрес. Это позывной сетевой карты — устройства, благодаря которому устанавливается соединение. В локальной сети можно перехватывать весь трафик, но опознать устройства не зная IP затруднительно. Поэтому перво-наперво мы должны скрыть свой MAC и IP.

Обращаю внимание, что выходить в интернет лучше всего исключительно с устройств, на которых работает только свободное программное обеспечение. В противном случае никто не даст никакой гарантии отсутствия утечек личной информации. Никто не знает сколько шпионов и жучков прошито в Windows, но точно известно что Microsoft следит за каждым пользователем.

Итак, подменяем MAC-адрес на машинах с установленной операционной системой GNU/Linux. Это можно сделать стандартными средствами системами или воспользоваться дополнительными утилитами. Например, macchanger. Она есть в стандартных репозиториях Debian и, вероятно, без труда можно установить на любой deb-based дистрибутив. В терминале выполните:

apt-get install macchanger

Все, утилита установлена. Как с ее помощью подменить MAC?

Выполните в терминале:

macchanger -r eth0

Обратите внимание: вместо eth0 нужно подставить нужный интерфейс. Обычно это и есть eth0, но последняя цифра может меняться.

Отлично. Mac-адрес изменен. Как теперь поменять IP? Для этой цели лучше всего использовать технологию VPN — виртуальной частной сети поверх другой. Теоретически, правильно настроенная VPN гарантирует анонимность в сети, хотя ни Ассандж, ни Сноуден с этим бы не согласились. О том, как подключить и использовать VPN в свое время хорошо рассказала Компьютерра.

Теперь о некоторых популярных заблуждениях касательно безопасности в сети:

  1. Защищенность публичного Wi-Fi. Заблуждение популярное и связано с представлением о якобы анонимности пользователя в кафе. Как можно опознать подключившегося в кафе пользователя?

    Легко. Существуют способы перехватывать весь трафик внутри одной Wi-Fi сети. Дело в том, что пакеты (набор информации) передаются по воздуху, а значит можно настроить антенну на их перехват и расшифровку. Некоторые дистрибутивы Linux (например, Kali) распространяются с предустановленными программами для перехвата трафика внутри Wi-Fi сетей. Это, так называемые, снифферы. Но если даже их и нет в стандартной комплектации, нужный софт ставится всего одной командой.

    Пакеты перехватываются «на ура» и потом с ними можно делать что угодно. Например, авторизация на большинстве сайтов идет с помощью, так называемых, cookies — маленьких файликов, которые передают интернет-сервисы на устройства пользователей. Эта технология применяется везде: от контакта до некоторых плохо защищенных платежных систем. Ничто не мешает перехватить один такой файл, подставить его в свое устройство и получить доступ к личному профилю в социальной сети или… все зависит от того, что делал пользователь в кафе.

    Теперь самое интересное: снифферы практически не потребляют ресурсов и по правилам информационной безопасности должны быть включены всегда, тем более — в публичных местах. Хотя бы для того, что если завтра в кафе придет хакер и ограбит банк, администрация публичного заведения могла указать полиции на преступника, а не сама отправиться в тюрьму. Поэтому использование Wi-Fi в публичных местах это не то что небезопасно, это все равно что передать всю свою подноготную любым заинтересованным лицам: от скучающего на работе сисадмина до правительства.

  2. Анонимность телефона без SIM-карты. Еще одно распространенное заблуждение. Действительно, если телефон куплен на рынке или у перекупщиков и у него нет SIM-карты, как же тогда опознать владельца?

    Легко. Дело в том, что местонахождение телефона определяется не только по SIM-карте, но и по IMEI. Он вшит в каждый слот для SIM-карты, но местонахождение передает и без нее. Если же на аппарате включен Wi-Fi или GPS, точность местонахождения определяется до 10 метров.

    Очевидно, что у человека, желающего сохранить анонимность в сети с помощью левого телефона все равно есть трубка для звонка. И он ее носит с собой, если только не забывает где-нибудь. Тогда владелец левого телефона вычисляется элементарно: программными методами вычисляется с какими телефонами рядом находится анонимная трубка. Это дело техники и уходит на все это пятнадцать минут максимум, и то если параллельно запущено все, что можно и нельзя.

  3. Защищенность домашней Wi-Fi сети оставляет желать лучшего. Например, если на роутере включена защита WPS, то поздравляю: это все равно что оставить сеть без пароля.

    Дело в том, что во время проверки пароля роутер посылает ответ в виде числовой комбинации из семи цифр. Этим можно воспользоваться и перебрать одиннадцать тысяч комбинаций. В среднем это занимает от нескольких минут (если используется специальный «хакерский» софт) до нескольких дней, если сеть вознамерился взломать школьник.

    Но если даже WPS отключен, это не гарантирует защиты. Помните про снифферы и передачу пакетов по воздуху? Так вот, все подключенные устройства «переговариваются» с роутером и передают ему, в том числе, зашифрованный пароль. Это происходит регулярно, а значит пароль этот можно перехватить и расшифровать. В общем-то, никакого труда не составляет.

    Хорошо еще, если злоумышленник решит просто воспользоваться бесплатным интернетом. Но, ведь, он может заинтересоваться перехватом трафика внутри сети, получить доступ к личным файлам и даже к компьютеру

Этих трех пунктов вполне достаточно чтобы проиллюстрировать фактическое отсутствие анонимности в интернете и незащищенность соединений. К этому можно добавить, разве что, уязвимость сетей TOR и других способов шифрования трафика.

Безопасность в сети не гарантирована никому. Сейчас государство хочет это использовать против народа. Но, ведь, это также означает незащищенность государства, правительства, банков, корпораций, фондовых бирж и вообще всей рыночной системы в целом, потому что все ее жизненные узлы напрямую подключены к сети.

Сноуден или Ассандж рассказали о тотальной слежке за населением со стороны американских органов госбезопасности, о сотрудничестве планетарных богачей в этом деле. Но, ведь это также означает уязвимость всех этих органов. Они-то тоже подключены к сети.

Вот и получается интересная картина: парализовать капиталистическую экономику достаточно просто. Всего-то надо нанести несколько солидарных цифровых ударов по банкам, бирже и т. д. Эти идеи уже витают в воздухе.

Найдется ли тот, кто это совершит?


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *