Дональд Трамп президент

Дональд Трамп президентДональд Трамп — президент.

Неолибералы в ужасе, (нео)кейнсианцы радуются, а в США начались митинги под лозунгом «не наш президент». Трамп обещает ввести протекционистские меры, закончить войну с терроризмом, ограничить неолиберальную вакханалию. С другой стороны, тот же Трамп — политик, не скрывающий своих сексистских взглядов, его называют чуть ли не фашистом (что, конечно, абсурд), а среди современных лидером едва ли ни наибольшим уважением пользуется Владимир Путин.

Трамп — внесистемный кандидат. Подчеркиваю: не антисистемный, а внесистемный. Трамп за капитализм, что ни удивительно, ибо его состояние оценивается больше, чем в четыре миллиарда долларов, но он против неолиберального капитализма. На словах.

Трамп критиковал едва ли не все предпринимаемые правительством неолиберальные меры и даже грозился национализировать ФРС. Понятно, конечно, что никакой национализации не будет и максимум чего можно ожидать, так это подотчетность ФРС правительству. И то это будет сделано только если растущий спекулятивный пузырь лопнет не в 2017, а в 2019 году.

В этой президентской гонке обе партии представили сильных внесистемных кандидатов. Демократы предложили Берни Сандерса, бывшего социал-демократа (в европейском, конечно, понимании), а республиканцы поставили на Дональда Трампа. К сожалению, Сандерс не смог победить на партийных праймериз и вместо него партия выдвинула Хиллари Клинтон, ставленника финансового капитала.

Клинтон предлагала продолжение политики Обамы, а еще стереть в трехмесячный срок Россию и лично Владимира Путина в порошок. Обычно ястребами славятся республиканцы (так, Обама критиковал своего предшественника за то, что тот втянул страну в три войны). В этот раз все вышло наоборот: Клинтон недвусмысленно выступала чуть ли не за третью мировую, в то время как республиканец Трамп предложил сконцентрироваться на внутренних американских проблемах.

Обычно республиканцы выступают за усиление неолиберализма, а демократы позиционируют себя партией среднего класса. В этот раз реформистом сделался республиканец, что впрочем не первый раз в истории. Авраам Линкольн, к примеру, тоже был республиканцем.

С другой стороны, нельзя забывать о некоторых ксенофобских заявлениях нового президента. Так Трамп призвал ввести обязательную регистрацию для американских мусульман, отменить правило, согласно которому дети нелегальных иммигрантов становятся гражданами США, построить стену на границе с Мексикой и т. д. В этих своих пассажах Трамп вполне в республиканском духе и некоторые называют его едва ли не белым расистом. Повторюсь: это чушь. Трамп не дотягивает ни до расиста, ни до фашиста, но при неблагоприятных внешних обстоятельствах может эволюционировать в эту сторону. Впрочем, Трамп не первый такой президент. Буш-младший не лучше.

Трамп настолько внесистемный кандидат, что едва ли не все корпоративные СМИ пророчили победу Клинтон. Так, международное агентство Ipsos давало 90% вероятности, что новым президентом станет Клинтон, States of the Nation говорило то же самое. Газеты (Washington Post, New-York Times и т. д.) не сомневались в победе демократов. Аналогичные прогнозы раздавались повсюду в мире. Особенно смешно наблюдать за нынешней Украиной, где полгода поносили Трампа на чем свет стоит, а теперь стирают свои старые комментарии в социальных сетях (и я говорю не о рядовых украинцах, а о первых лицах государства вроде Геращенко!) и гордятся знакомством с Трампом. Некоторые умудрились даже найти украинские корни у нового американского президента.

То есть, американский истеблишмент целиком и полностью был на стороне Клинтон, а победил Трамп. Почему? Ответ может быть только один: внутри американского правящего класса раскол. Обе партии предложили свой путь за пределы неолиберализма, но Сандерс так и не стал кандидатом в президенты и потому остался один Трамп. Он и поведет США вперед. Но не все так просто.

Во-первых, истеблишмент так просто не отдаст победу Трампу. Он, хоть и миллиардер, но будь у него хоть триллионное состояние, если он идет против общеклассовых интересов, ему этого не простят. Идущие сейчас протесты под лозунгами «не наш президент» только первая ласточка. Тем более, что даже формально предлог найти легко. Трамп, ведь стал президентом не потому, что за него проголосовало абсолютное большинство избирателей, а из-за системы выборщиков. Большинство проголосовало за Клинтон и чисто технически этим легко можно воспользоваться.

Но дело не только в этом. Трамп открыто отрицает благо неолиберального капитализма, идеологию неприкрытой диктатуры финансового капитала, надувания спекулятивных пузырей. Для Уолл-Стрит это едва ли не социализм. Причем, в отличии от Обамы, Трамп действует не только на словах.

Пусть читателя не вводят в заблуждение республиканские корни Трампа. Да, он собирается отменить медицинскую реформу Обамы, но по сравнению с атакой на неолиберальную модель как таковую, отмена точечных реформ не такое уж большое зло.

Гипотетические реформы Трампа (даже, если речь идет сугубо о внутренней американской политике) неизбежно отразятся на жителях стран периферии. В частности, на россиянах. Дело в том, что США как центр мирового капитализма задает тон глобальной идеологии. В семидесятых годах Америка и Англия повернули к неолиберализму. Позже это сделало большинство стран.

Сегодня там же начинается возвращение (пусть, робкое, половинчатое, непоследовательное и под руководством республиканцев) к модели социального государства. Зависимые от США государства (в том числе, Россия) будут вынуждены как-то заимствовать элементы новой экономики и менять собственную неолиберальную политику.

Это, повторяю, было бы верно даже если бы Трамп изменил только внутреннюю американскую политику. Но он, ведь, предлагает поменять и внешнюю. В частности, отказаться от спонсорства цветных революций. В том числе, в России. То есть, все эти радиостанции «Эхо Москвы» и прочие несогласные останутся без вашингтонских денег. Это смертельный удар по российской либеральной оппозиции (которая итак скорее мертва, нежели жива).

Сейчас трудно предугадать как конкретно повлияет президентство Трампа на российскую внутреннюю политику, но одно можно сказать точно: проведение монетаристской политики (в том виде, в каком она задумывалась) ставится под серьезное сомнение. Тем более, что объективные потребности российской экономики также требуют протекционистских мер.

При всем при этом, я не хочу, чтобы у читателя возникло ощущение, будто я занимаюсь апологетикой Трампа, американского ультраимпериализма или чего-то такого. Конечно, нет. В целом протекционизм Трампа это не новый американский изоляционизм (да и старый, как мы помним, не был изоляционизмом на деле), а смена приоритетов. Трамп не разделяет риторику Клинтон о России как враге США, но зато прекрасно видит другого противника. Это Китай. Вот по отношению к нему Трамп апологет войны (пока только экономической).

Дело в том, что пока американский истеблишмент руководствовался идеологиями времен холодной войны, он видел своим врагом Россию. Или, что еще точнее: бывший СССР. Своей задачей США видели разрушение России на десять-пятнадцать независимых государств, чтобы бывший Советский Союз никогда уже не возродился.

Но эти старые концепции неприменимы к миру после 1991 года. За все время Россия ни разу не пошла против своих американских господ. Даже возвращение Крыма это, ведь, по большому счету не антиамериканское действие, а размен Януковича на полуостров. Возврат Крыма выгоден всем: коллективный Путин поднял свой рейтинг, американский истеблишмент воспитывает образ врага, Порошенко отвлекает людей от повышения тарифов и экономической катастрофы.

Можно было бы говорить о какой-то самостоятельной российской политике, если бы Путин на деле выступил в защиту народных республик. Но он этого не сделал. Ладно, допустим нельзя вводить войска. Но можно же национализировать завод Порошенко в Липецке. И это нельзя? Ну, хотя бы новый в Челябинске можно было не открывать. Где это вообще видано, чтобы во время активного противостояния спонсировать врага?!

Россия в ее нынешнем виде не враг Америке. Она ее верный вассал и Трамп прекрасно это понимает. Также он понимает, что Китай, сделавшись мастерской мира, скопировав иностранные разработки и создав собственные инженерные школы стал действительно опасным экономическим противником. Особенно если учесть, что в самих США осталось только ВПК. Трамп, как промышленник, понимает, что спекулятивный капитал не увеличивает реальных ценностей. На это способно только производство материальных благ.

Поэтому (а вовсе не из-за искренней заботе об американском рабочем) Трамп желает вернуть хотя бы часть производств в первый мир и по этой же причине ведет агрессивную антикитайскую риторику. Одно только обвинение Китая в изнасиловании американской экономики чего стоит! Трамп защищает американский капитал от китайского конкурента.

Здесь же причина дружбы нового американского президента и Владимира Путина. Россия еще не определилась с кем она в грядущем противостоянии. С одной стороны, российские элиты завязаны на США, с другой объективное развитие мирового кризиса толкает верхушку РФ на антиамериканские выпады и сотрудничество с Китаем. Меж тем, от того, на чью сторону встанет Россия зависит, возможно, исход будущего противостояния.

Россия. Периферийная держава

Россия — страна третьего мира. Я не устаю это повторять. Но это не рядовая страна, а государство, которому в наследство от Советского Союза досталась промышленность, наука, космос, ядерная энергетика и т. д. Занимая место бензоколонки в мировой системе разделения труда, Россия, тем не менее, в своем базисе сохраняет элементы слишком сложной для капитала структуры. Это, кстати, одна из причин, почему американские элиты четверть века спустя после победы над главным врагом мыслили в духе холодной войны: несмотря на проигрыш, Россия остается слишком сильной для рядовой бензоколонки. Поэтому и надо было на ее обломках создать десять-пятнадцать независимых государств. В наследство от Советского Союза России досталась сильная армия. Да, она сильно отстает от американской, но примерно также превосходит ближайшего преследователя. Игнорировать этот факт невозможно.

Системное противоречие российской государственности с одной стороны не дает элитам окончательно согласиться с требованиями Вашингтона, а с другой — не позволяет бросить вызов американской гегемонии. Поэтому российские элиты в своем сегодняшнем состоянии обречены. Они или будут заменены на полностью прозападные силы, либо на национально-освободительные (не на одиозный НОД, конечно).

Не знаю, видит ли все это Трамп, или тут работают классовые инстинкты, но новый американский президент стремится заручиться поддержкой России в грядущем противостоянии и не дать ей перейти на сторону Китая. Пока что у него это, как будто получается, но давайте не забывать: противоречие между объективным положением России (мировая бензоколонка) и ее возможностями (вторая армия мира, остатки науки, ядерная энергетика и т. д.) никуда не девается. Более того: противоречие это не может быть отменено ни Трампом, ни Путиным, ни хоть всем золотым миллиардом. Оно должно так или иначе разрешиться.

Социальный кризис в России нарастает. Если американский поворот случился раньше, чем предполагалось, то российский, наоборот, запаздывает. Избрание Трампа должно подстегнуть изменения. Возможно, новые выборы в России будут уже в следующем году, а не через год. Тем более, что минфин уже на это намекнул выделив деньги по соответствующей статьей расходов.

Конец неолиберализма

Неолиберальная модель капитализма уходит в прошлое. На смену идет новое издание социального государства, которое, конечно, не то же самое, что было. В одну реку не войти дважды, да оно и не требуется. Возвращение производства в первый мир означает в перспективе отказ от экономики дешевого труда. Рост цен на рабочую силу означает усиление тенденции к снижению нормы прибыли на вложенный капитал, да еще и усиление безработицы.

Дело в том, что рост цен на рабочую силу означает, что рано или поздно наступит такой момент, когда станет дешевле использовать роботов. В условиях рынка это означает колоссальный всплеск безработицы, которую придется держать под контролем Безусловным Основным Доходом.

Но это все в первом мире. В колониях, конечно, тоже произойдут изменения, но совсем иного рода. Глобальное регулирование экономики никуда не девалось и в неолиберальную эпоху. При новом президенте оно не только усилится, но и изменится.

Дело в том, что господство богатых наций над остальными держится двумя способами:

  1. Военным путем

  2. Неэквивалентным обменом.

Американская администрация прекрасно использует и комбинирует оба способа, но все же, если в неолиберальную эпоху ставка делалась на военную силу, в мире социального государства, наоборот, основным способом контроля колоний становится неэквивалентный обмен как таковой. Достигается это за счет контроля над глобальными регулирующими органами, где голоса распределяются по вложенному капиталу. Поэтому выкачка ресурсов не только не прекратится, но даже усилится, а вот имевшаяся промышленность западных компаний может быть в значительной мере уничтожена, дабы не создавать конкурента мировому гегемону.

То есть, безработица в колониях тоже будет расти, вот только надеяться на БезусловноОсновнойДоход или нечто подобное не стоит. Это только для первого мира.

Изменения, которые хочет произвести Трамп прогрессивны. Не в том, конечно, смысле, что они приведут к установлению новой формации, а в том, что готовят почву к отмене капитализма как такового.

Отказ от экономики дешевого труда стимулирует внедрение новых технологий (пусть, даже «новые» технологии это хорошо всем известные старые). Но именно эти технологии одновременно могут быть базисом подлинно свободного общества. Этим Трамп прогрессивен и только этим и оправдывается для истории его президентство.

В остальном же он реакционер. Это касается и пропаганды войны с Китаем и попытка перетянуть Россию на сторону США (если это будет сделано, грядущее освобождение человечества безусловно будет отложено) и желание усилить контроль над передвижением рабочей силы, в том числе, с помощью обязательной регистрации мусульман и строительство стены с Мексикой и сексистские выпады в адрес женщин о том, что единственное предназначение женщины — вести домашнее хозяйство и что стоит Трампу посмотреть на любую, как она начинает течь.

При этом, замена неолиберального курса неизбежна. Это единственный способ выжить не только американской элиты, но и глобальной буржуазии. Трамп может это сделать. Но одновременно, это самый омерзительный вариант проведения прогрессивных реформ. Кто может быть хуже, я даже представить не берусь.

Наконец, нельзя исключить вариант, что под давлением истеблишмента Трампа вынудят либо уйти из белого дома, либо отказаться от изменений, либо вовсе реформы будут неполными и половинчатыми. Это не страшно и, даже хорошо.

В этом случае прогрессивные изменения проведет более подходящий человек.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *