Программирование и техническое творчество

Программирование и техническое творчествоВсякое творчество — создание нового, а программирование тем и отличается, что единожды написанная программа копируется и тиражируется сколько угодно раз. Это принципиальный момент. Задача решается в одном месте, а потом автоматически решается везде и всюду.

Получается, «сферический программист в вакууме» сталкивается каждый раз с новой проблемой. Успешное решение предполагает постоянное саморазвитие. В том числе, чтение дополнительной литературы, курсы повышения квалификации, участие в тематических семинарах и вебинарах. Словом, программист это герой нашего времени, который почему-то на практике им не стал.

Любой, кто работал в IT-компании подтвердит, что работа программиста зачастую конвейер. Создание сайтов, мобильных приложений, прикладного софта и т. д. строится на заранее известных алгоритмах, где не надо изобретать новое. Достаточно взять старое, изменить и выдать за самостоятельное творчество.

Ну, вот взять хотя бы корпоративные порталы. Они стоят очень дорого. Некоторые оцениваются в полмиллиона рублей и больше. Но как они делаются? Берется известная платная CMS (Система Создания Сайтов) и на ее основе программируется портал. Причем, нередко мышкой, а не клавиатурой.

Весь дизайн, дополнительные сервисы и прочие красивости — не аутентичный продукт IT-компании, а всего лишь результат работы написанной ранее системы.

В мобильной сфере та же ситуация. Обычно в компании есть несколько человек, которые выполняют 80% работы. Это дизайнер, писатель, программист, координатор (не путать с начальником, который частенько только мешает). Вот, пожалуй, и все. Остальные (продажники, рекламщики, всякие оптимизаторы, которые могли оптимизировать работу компании собственным увольнением) паразитируют на работе этих нескольких человек.

Причем, те немногие, что заняты делом, тоже выполняют преимущественно стандартные операции, где если и есть какое творчество, то связано оно преимущественно с изменениями имен собственных в украденных сюжетах.

Безобразие это повторяется во всех рыночных структурах. Там, где люди пишут свободные программы, ситуация, конечно, другая. Там новые идеи действительно появляются Несколько рабочих столов, активный угол, центральное хранилище программ, разделение прав, композитные оконные менеджеры и многое другое родилось в операционных системах GNU/Linux и только потом, с большим опозданием переехало в проприетарные системы. Самые хорошие CMS — свободные и бесплатные, а вот те, которые продаются за деньги мало того, что глючат, так еще и менее функциональны.

Даже в написании универсальных кроссплатформенных библиотек, которые потом можно подключить куда угодно и получить в готовом приложении кнопочку «сделать хорошо» то же самое! Хотя, казалось бы, уж тут-то положение программиста должно отличаться.

Все дело в войне стандартов. Крупные IT-корпорации (Apple, Microsoft и проч) стараясь удержать контролируемую ими часть рынка закрывают собственные стандарты, фактически, привязывая пользователя к низкокачественным продуктам. В том числе, библиотекам. Для обхода этого безобразия приходится или писать отдельные библиотеки для свободных программ под Windows, или переходить на полностью свободную операционную систему.

Ситуация обостряется низкой стоимостью входа в IT-рынок. Да, корпоративные порталы могут стоить миллионы, но региональное СМИ всего несколько десятков тысяч. Можно даже уложиться в тысяч пятнадцать. В регионах цена еще ниже. В результате как грибы после дождя плодятся «IT-компании», единственная сфера деятельности которых — создание типовых сайтов за пару дней и куча «мелких бизнесов», занимающихся передиранием идей друг у друга.

Именно они превращают сеть в глобальную помойку, наполненную копипастом, некачественным переписыванием, спамом и всяким прочим непотребством. Помимо откровенного вреда сети, это люди непроизводительного труда. Им позволено существовать только ради уменьшения безработицы.

Подчеркну: большинство IT-компаний в России это вовсе не «IT». Это паразитирование на высоких технологиях. В крайнем случае — симулякр. Такие компании продают полностью лишенный потребительской стоимости (полезности) товар за реальные деньги. Это всевозможные предметы в онлайн-играх, платные смайлики в соцсетях и т. д. Половина всего информационного контента — симулякр.

Симулякр в принципе не способен к творчеству. Изредка появляющиеся новые идеи (вроде Yoytube) не переворачивают ситуацию. Такие стартапы быстренько приобретают крупные корпорации, встраивают в свою систему и эксплуатируют на собственных условиях.

Сетевая логика говорит, что любой сервис или сайт бесполезен без пользователей. Сайту нужны люди как панде нужен бамбук.

Поэтому корпорации (к примеру, Google) привлекают людей на свои сервисы под разными предлогами. На тех же видеохостингах ежегодно зарабатываются миллиарды. Казалось бы, что проще и демократичнее: снял интересный пользователю сюжет, показал его и получай заслуженную награду.

В реальном мире все несколько сложнее:

  1. Полезность — понятие относительное. Каждый сам определяет что полезно, а что бесполезно. Это свобода и демократия. Вот только компетенция масс напрямую зависит от воспитания, которое в свою очередь, завязано на элиты. Какое образование получит человек зависит от правительства, какие фильмы будет смотреть зависит от корпоративных СМИ и государственного начальства, какие книги будет читать определяет министерство образования. Словом, уровень интеллектуального и эстетического развития напрямую определяется уровнем развития производительных сил.

    Поэтому сколько не демократизируй журналистику, сколько не придумывай новые способы подачи информации, без слома системы наиболее популярными жанрами останутся котики, онлайн-игры и всякие примитивно шутящие недоумки.

  2. Реклама стоит денег. Да, конечно, продвигаться в интернете дешевле и проще, нежели в реальной жизни, но все-таки, ни одно свободное сетевое СМИ не может состязаться с корпоративными гигантами. Условный «Первый канал» остается таковым даже в сети, разве что меняется название. Вместо него — честные и независимые блоггеры, но ежу же ясно, что и те и другие деньги получают из одной кормушки и отрабатывают один и тот же социальный заказ.

  3. Государственное регулирование интернета. Явление в России относительно новое, но после пакета Яровой, полагаю, каждый почувствует его на своей шкуре. Неугодный сюжет в миг удаляется с главного видеохостинга интернета и с этим никто ничего не поделает. «Корпорация Добра» (так на сленге называется Google) контролирует Youtube, а вот Google никто не контролирует. Это он контролирует правительства многих стран и через них пишет удобные для себя законы.

Словом, рациональное использование новейших достижений компьютерных технологий натыкается на старую преграду — рыночную систему как тормоз дальнейшего развития.

Рынок и программы

Проприетарные компьютерные программы становятся хуже. Мало того, что растут их системные требования без соответствующего роста функциональности (что такого может делать современный Word, на что не был способен его предшественник начала нулевых?), так они становятся глючнее и менее работоспособными. Причина проста — рынок.

Дело в том, что в рыночной конкуренции (даже если это конкуренция не за захват новых рынков, а за удержание существующих или борьба против некоммерческого конкурента) победа достигается двумя путями:

  1. Сокращением издержек. Это снижение зарплат, закупка дешевого оборудования и т. д. Проблема в том, что программисты до сих пор еще не полностью перешли на конвейерное производство и могут шантажировать начальника переходом к конкуренту. Хотя, распространение CMS и других похожих систем меняет ситуацию.

  2. Повышением качества продукта. Проблема только в том, что «качество», как мы помним, это понятие относительное. Особенно, если дело касается информационного продукта. Доказано кучу раз: вложенный в рекламу доллар окупится скорее, нежели доллар, вложенный в производство.

Рыночная тенденция в софте очевидна: меньше внимания уделять качеству кода и больше рекламы. Любая крупная IT-компания выработала имидж. И, поверьте, его она боится куда больше, чем даже 80% лучших программистов. Просто потому что новый продукт Apple все равно купят. Даже, если он глючный, неудобный, дорогой и взрывоопасный, как новый телефон Samsung.

Рыночный товар меняется. С зарождения рынка в нем одновременно существовали две ипостаси: полезность и меновая стоимость. Они почти всегда были неодинаковы, но трудно представить товар массового потребления с полностью отсутствующей потребительской стоимостью.

Тем не менее, рыночная система на пути превращения если не всех информационных продуктов, то значительной их части именно в такой товар. Одному из руководителей Apple приписывают следующие слова: «мы делаем миллионы на понтах молодежи». С этим трудно не согласиться.

Такое программирование меньше всего похоже на искусство. Это повторение одного и того же в новой обертке, с новой рекламной кампанией.

Сегодня софт развивают не корпорации. Это делают любители в свободное от основной работы время. Бесплатно и безвозмездно. Причем, что важно: меняется задача программирования. Код становится чище, меньше объемом, работоспособнее. Новое программирование — творчество, причем именно такое, каким оно и должно быть.

В этом смысле показательна система GNU/Linux. Один и тот же софт в Windows и Linux по объему может различаться в десятки раз. В чем причина?

В Windows каждая отдельная программа тянет за собой все необходимые библиотеки, а в Linux реализована централизация в установке, удалении и обновлении программ. Одна библиотека может подключаться к половине установленного софта, что с одной стороны, уменьшает потребление ресурсов системой, а с другой гарантирует работоспособность и отсутствие конфликтов. Простой и универсальный подход, его решение валяется на поверхности, но в мире частнособственнических программ нереализуемо принципиально. Рынок не предложит хороший софт. У него для этого нет ни ресурсов, ни желания. Да и с философской точки зрения: проприетарный софт это всего лишь продукт на продажу. Обыкновенный товар, чья полезность не важна производителю. Ему нужно только чтобы продукт купили, а что с ним сделают потом, да кого оно волнует?

Это программирование уходящей эпохи. Оно не отвечает духу эпохи.

Новое программирование целиком и полностью антирыночно. Централизация установки и удаления программ не может быть в проприетарном ПО не потому что совет директоров Microsoft или Apple плохой, а потому что в рыночной системе есть баг — коммерческая тайна вместе с авторским и патентным правом, закрытостью стандартов и много чего еще.

Тщетны надежды тех, кто думает, будто корпорации развивают софт. Нет. Все, что они делают — воруют находки свободных производителей, делают «легенду компании», рекламу, занимаются пиаром, втюхивают поделки покупателям и заставляют покупать предустановленный софт. Все это — симулякр и лучшее доказательство того, что капитал не справляется с созданной им же техникой.

Вообще, современные IT-компании чем дальше, тем больше превращаются в абсолютных паразитов. Отказ от потребительской стоимости товаров — и есть превращение в социального паразита. То есть, информационная буржуазия (наиболее передовая, связанная с последними достижениями науки и техники) становится современным дворянином, окончательно порвавшим связь с реальным производством. Это бесполезный рантье.

Из истории известно, что всякий паразитический и ненужный класс, который только потребляет, но ничего не делает очень быстро исчезает именно как класс. Его заменяет тот, кто может дальше развивать науку и технологию.

Сегодняшний информационный капитализм вплотную подошел к этому моменту.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *