Гордость за человека

Гордость за человекаЧеловек вырвался из животного состояния, сделался царем природы, но почему-то сам себя считает недостойным высокого звания, принижает заслуги и утверждает, что никакой он не царь, а просто еще одно биологическое существо или творение божье.

Тут нужно пояснить: речь не об абстрактном, а о конкретном историческом человеке, нашем современнике. Это офисный работник, наслушавшийся или начитавшийся биологизаторских концепций, где сложное поведение человека редуцируется до животных инстинктов и, тем самым, отрицается право вида Homo Sapiens Sapiens на отличие от остальных животных. Что человек, что таракан — все едино, отличаются только конкретные инстинкты.

Это религиозный человек, верящий, будто бог создает всех людей. Пусть, даже по своему образу и подобию, вдыхает бессмертную душу, обещает место в раю если будешь хорошо себя вести при жизни. Но и здесь нет места гордости за самого человека. Музыка Моцарта, конечно, восхитительна, но все-таки она обязана своим существованием Моцарту, а сама по себе не существует. Картины Да Винчи удивительны, но только потому что Да Винчи неординарный человек. Апории Зенона поражают глубиной, но в этом заслуга самого Зенона.

То же самое в религиозной концепции. Человек низводится до уровня животного, разве что на место инстинктов ставится божественное проведение и неведомый замысел. Более того: он в принципе никогда не сможет встать вровень с богом, не говоря уж о том, чтобы его превзойти. Даже обещания рая это награда за «хорошее поведение», но правила-то определены не человеком! Религиозная концепция ставит человека в заведомо слабое положение, подчиненное, он раб своего небесного господина и рабом останется даже после смерти. Раб на веки вечные. Конечно, обещания рая должны как-то скрасить это рабство, но в самом деле, усиленное питание (которое, к тому же, в раю и не нужно) ни в коей мере не сглаживает и не отменяет рабства.

Притом, обратите внимание, какой фокус: поп рассказывает что это его, поповское понимание человека единственно духовное. Оно же признает бессмертную душу, а что может предложить материализм? Миллиарды лет эволюции? Скакавшего по деревьям обезьяньего предка? А если копнуть еще дальше, там обнаружится родство с земноводными, потом рыбами. Родство, конечно, очень дальнее, но тут поп вопрошает: «хотите ли вы чтобы ваши предками были обезьяны, рептилии, рыбы, черви, или вам больше бы понравилось чувствовать себя творением божьим с бессмертной божественной искрой?». Какой удобный вопрос и как хорошо скрывает истинное положение дел.

Материализм утверждает что человек произошел от обезьяны. Если точнее, от общего с современными обезьянами предками. Когда-то, миллионы лет назад, эволюционные предшественники действительно жили на деревьях и не отличались от других животных. За одним маленьким исключением: их инстинктивные программы стали настолько сложными и разветвленными, что в значительной мере перестали быть инстинктами.

Автоматической реакции на воздействия среды стало недостаточно для выживания. Это зернышко, из которого потом выросла вся цивилизация. На протяжении миллионов лет человек обретал разум, понимание самого себя, своего места в мире, учился ставить вопросы. Да, это был долгий и сложный путь. Где-то кровавый, где-то грязный, со множеством жертв и лишений. Но что поделать, нигде и никогда действительные изменения не делаются в чистых кабинетах. Изменения, движение вперед частенько идет через грязь.

Но это значит что человек действительно заслужил свое право быть царем природы. Он выцарапал его в боях с лишениями, завоевал на грязных полях, стоя почти без одежды и по щиколотку в навозе. Может быть, это звучит и не так красиво как божественная искра, но зато никто не стоит над человеком. Он сам себе хозяин и господин. Ни одна сила над ним не властна кроме законов природы, но даже их можно познать и поставить себе на службу.

Это есть часть правды, которую скрывает и религия и биологизаторские теории и многие другие. Все они хотят оправдать жалкое положение нашего современника то обезьяньими инстинктами, то божественным промыслом, то чем-либо еще. В действительности люди страдают вовсе не из-за своей плохой или грешной природы, а из-за нерационально устроенного общества.

По природе своей человек — творец, искатель и художник. Не будь он таким, никогда бы вид Homo Sapiens не обрел разум. Но чем в современном мире вынуждено заниматься подавляющее большинство? Ненужной рутиной, в которой нет и грамма творчества. Это мало того, что скука смертная, так на это еще и тратится львиная доля жизни. Да что там говорить, за вычетом сна, работа на дядю занимает почти сто процентов человеческого времени. Особенно, если к рабочим восьми часам прибавить время на дорогу туда и обратно, утренние приготовления и вечерний отдых. Понятное дело, такой человек станет чувствовать себя никчемным и искать утешения в… да где угодно. В религии, в биологизаторстве, в «науке», которая к подлинному знанию не имеет почти никакого отношения.

Обратите внимание какой финт ушами: богачи заставляют на себя работать, а потом их высокооплачиваемые слуги (попы) объясняют рабам какое это счастье быть рабом и что это на земле демократия, а на небе-то царство и что к этому царству надо стремиться и что никогда-никогда, за всю вечность ни один человек не перестанет быть рабом своего господина. И не столь важно о земном господине идет речь или о небесном.

Материализм и гуманизм

Религия говорит еще кое-что. Она утверждает, будто обладает монополией на духовные качества, гуманизм и человеколюбие на том основании, что в ее священных книгах написано много хороших правильных слов. Предположим (только предположим!) что это так. Но разве до появления священных книг в мире эти концепции уже не были известны? Ну, хорошо, предположим, Иешуа так и остался бы неизвестным широким слоям общественности. Неужели некому было занять его место? Да хотя бы «Учителю Праведности» о которых нам известно из Кумранских свитков. Он тоже был проповедником. Неужто он не мог бы занять вакантное место пророка? Или не он, а еще кто-нибудь?

Если мог, значит дело не в самих священных текстах, а в появлении в обществе запроса на новую идеологию, которая нашла выражение в религии. Но если это так, значит и все гуманистические начала и человеколюбие и все остальное, что приписывает себе религия проистекают из материального общества и должны рассматриваться с точки зрения социологии. Да и так ли уж прекрасны священные книги?

Ну, вот, хотя бы:

«Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу»

Послание к Ефесянам (5:22)

Или:

«Блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень»

(Псалом 137)

К слову, этот псалом исполняется на богослужениях с криком «Аллилуйя!».

Или:

«Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам не только добрым и кротким, но и суровым»

(Первое послание Петра, 2:18)

Очевидно, что эти цитаты из священных книг, возможно, и были адекватны для своего времени, но явно непригодны сегодня. Это только часть того, что написано в библии. Еще можно найти оправдания рабства, проституции, геноцида, бессудных убийств и многого другого. Гуманизм, ничего не скажешь.

И вот после всего этого попы нам говорят, что духовность у них, а если человек атеист, так он и вовсе хуже зверя, у него нет никаких моральных принципов и ориентиров и только дай волю, так он тут же пойдет убивать и развратничать.

Но, позвольте. Разве это не религия постоянно оправдывала невиданные жестокости, освящала оружие и держала людей в рабстве? Разве это не в просвященной католической Европе в середине двадцатого столетия церковь помогала нацистам? Разве это не в конце прошлого века под улюлюкивание о демократии религия продолжала содержать приюты Магдалины, в которых женщины были низведены до состояния рабынь, в том числе, нередко сексуальных. И после всего, эти люди запрещают нам ковыряться в носу!

Со времен Просвещения подлинными гуманистами были почти все поголовно атеисты. Вольтер, Робеспьер, Марат, Сен-Жюст, Локк, да тысячи их. Они не были религиозны, а вот верующие, наоборот, почему-то нередко предпочитают нести миру меч, слишком буквально восприняв слова своих пророков.

Я, конечно, сделаю оговорку: не все верующие такие плохие и не все атеисты поголовно гуманисты. Мерзавцев хватает среди и тех и тех, но только религия дает оправдания своим злодействам о том, что так угодно богу (как будто, кто-то держит с ним прямую связь!), а вот атеисту приходится жить в рамках собственной морали и он знает, что если сделал мерзость, то в этой мерзости никто, кроме его самого и не виноват. И только ему с этим дальше жить. Обратите внимание на разницу: одни боятся кары за проступок, другие переживают ответственность. У одних психология детей, опасающихся того, как бы невидимый мужик не надавал по попе ремнем, другие взрослые и сами управляют своей жизнью.

Якобы присущее религии человеколюбие на проверку оказывается или общепризнанной моралью своей эпохи или откровенным враньем и манипуляцией. Настоящий гуманизм направлен идет от человека к человеку без сверхъестественных существ. Настоящий гуманизм принимает человека таким, какой он есть на самом деле.

Да, мы все вышли из животного мира и в каждом живет внутренняя обезьяна. Этим мы мало отличаемся от своих ближайших биологических родственников. Но мы также и люди. Те, кто поставил обезьяну под контроль, научился контролировать собственные страсти и инстинкты и те, кто кровью и потом завоевал право называться Человеком.

Не животным, не божьим рабом, а Человеком.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *